интервью

Россия — идеальное место для внедрения БАС

Так считает директор Центра перспективных исследований компании «Кронштадт» Владимир Воронов.
16 ДЕКАБРЯ / 2019 / ВРЕМЯ ЧТЕНИЯ: 5 МИНУТ
Фото вышки в Örnsköldsvik
Группа «Кронштадт» — один из лидеров в сфере разработки и производства высокотехнологичной и наукоемкой продукции. Стратегия развития компании нацелена на обеспечение технологической безопасности России путем инвестирования в развитие инновационных проектов, обладающих интеллектуальным и инженерным потенциалом. Одной из главных компетенций «Кронштадта» являются беспилотные технологии. В сфере БПЛА тяжелого класса компания является ключевым игроком российского рынка с существенным потенциалом выхода и на международную арену.
Компания «Кронштадт» как крупнейший российский производитель БПЛА заинтересован в создании системы мониторинга полетов дронов. Об этом представители группы заявили на недавно прошедшей Транспортной неделе. Владимир Воронов в специальном интервью Sky review рассказывает о перспективах проекта RUTM, а также о том, почему он считает нашу страну едва ли не самой перспективной в мире в сфере развития беспилотных систем.
— Владимир Владимирович, компания «Кронштадт» является одним из крупнейших производителей отечественных БПЛА тяжелого класса. В каких отраслях сегодня особенно востребованы ваши аппараты?
«Врожденная» задача БПЛА — это мониторинг, включающий воздушное патрулирование, аэросъемку. Если говорить об отраслях, где они находят наиболее интенсивное применение, то это нефтегазовый комплекс, электроэнергетика, строительство. Перспективным для тяжелых БПЛА мы считаем противопожарный мониторинг (учитывая тяжелую ситуацию этого лета). Кроме того, авиация — это вид транспорта. Поэтому мы не сомневаемся, что и транспортно-логистические задачи будут выполняться с применением беспилотных технологий».
— Один из самых известных проектов компании — БПЛА «Орион», который изначально был предназначен для целей военной разведки. Почему было принято решение создать версию дрона гражданского назначения?
«Диверсификация продукции — задача, которую ставит перед отраслью правительство страны. „Орион“ — это практически готовый продукт с летно-техническими характеристиками, не уступающими лучшим мировым аналогам. О незанятой нише говорить не приходится: авиация существует свыше 100 лет, однако, беспилотные системы и технологии могут обеспечить экономические преимущества при эксплуатации, а также компенсировать возрастающую проблему нехватки пилотов».
— БПЛА весом в тонну, такой как «Орион», — серьезный участник воздушного движения. Какие технологии могут обеспечить его безопасное присутствие в небе без угрозы для гражданских самолетов?
«Интеграция БАС в единое воздушное пространство — это отдельная сложная проблема, находящаяся на стыке нормативных и технологических задач. Минтранс России сформировал „Концепцию интеграции беспилотных воздушных судов (БВС) и воздушных судов авиации общего назначения (ВС АОН) в единое воздушное пространство Российской Федерации“. Несомненно, новое регулирование потребует создания передовых технологий и адаптации существующих технических решений к беспилотным системам. Это будет итерационный постепенный процесс, который потребует верификации и апробации на всех этапах.

В связи с этим мы считаем, что БПЛА „Орион“ представляет собой удачное решение в качестве летающей лаборатории. Его приборно-аппаратное оснащение, в целом, соответствует оснащенности воздушных судов гражданской авиации. Высокая грузоподъемность позволяет нести комплекс дополнительного оборудования, обеспечивающего интеграцию в единое воздушное пространство.

Среди ключевых технологических задач мы видим создание гражданской, беспилотной воздушной платформы тяжелого класса для отработки технологий интеграции, обеспечивающей „видимость“ БПЛА всем участникам воздушного движения и наземным службам; внедрение киберзащищенной стандартизированной линии контроля и управления С2; создание системы „обнаружил и уклонился“ DAA; создание станции внешнего пилота, отвечающей требованиям авиационной безопасности».
— Группа «Кронштадт» планирует принять участие в создании первой в России системы мониторинга полетов дронов. В каком качестве оно будет осуществляться?
«Существуют различные технологии, основанные на радиолокации, радиосвязи, спутниковой навигации. Ни одна из существующих сейчас технологий, объединяемых общим понятием АЗН, не способна обеспечить наблюдения за большим количеством (речь идет о тысячах) дронов в нижнем воздушном пространстве. Нужны новые подходы, возможно, основанные на уже имеющейся инфраструктуре мобильной телефонной связи, использующей технологии 5G, интернет, спутниковые системы. Мы, прежде всего, — интересанты создания такой системы. Свое участие в ее развитии видим в апробации технологии. Одним из таких проектов является проект RUTM, реализующийся консорциумом предприятий в рамках дорожной карты НТИ „Аэронет“».
— Как оцениваете перспективы проекта RUTM?
«RUTM — важный технологический этап на пути интеграции БАС в задачи гражданской авиации. Мы, как и, думаю, все беспилотное сообщество, заинтересованы в его успешности и готовы участвовать в реализации проекта».
— Имеется ли в России в достаточной мере технологических, кадровых и инфраструктурных ресурсов для достижения этой важной цели — интеграции БПЛА в ВП?
«Учитывая, что развитие рынков БАС поставлено в качестве государственной задачи, а интеграция БПЛА в единое воздушное пространство — необходимое условие этого процесса, можно рассчитывать, что технологическое и кадровое обеспечение будет адекватно уровню важности стоящих задач. Когда мы заслушивали проект RUTM на рабочей группе НТИ „Аэронет“, то поддержали его как инфраструктурный, то есть создающий инфраструктурные решения для развития всей отрасли. Другими словами, сам процесс интеграции ориентирован на создание необходимой инфраструктуры».
— Каковы главные барьеры на пути развития беспилотных технологий в РФ?
«В термине „беспилотная авиационная система“ ключевое слово — „авиационная“. Беспилотные технологии — это авиационные технологии, и во всех проблемах развития отечественной авиационной отрасли и суть проблемы беспилотных систем. Базовые авиационные технологии — проектирование и расчет летательных аппаратов и их агрегатов, моделирование, сфера авиационных материалов — находятся на достаточно хорошем, можно сказать мировом уровне, о чем свидетельствует и наш главный проект „Орион“. Хуже со смежными, но не менее важными для БАС, направлениями. Мы отстаем в компонентной базе. Тяжелая ситуация с авиационными двигателями в диапазоне мощности от 50 до 150 л. с. Следствием проблем с компонентной базой является низкое качество целевых нагрузок по сравнению с мировыми образцами.

Национальная технологическая инициатива и ее дорожная карта „Аэронет“ призваны решить, в том числе, и технологические проблемы (если верить названию этой инициативы). Однако наш опыт взаимодействия с НТИ пока не привел к результату: партнеры, на наш взгляд, излишне зациклены на рынке. Мы считаем, что все-таки технологии первичны».
— Может ли Россия быть конкурентной на мировом рынке БАС?
«У нас огромное поле для внедрения БАС-технологий. Наш великий авиаконструктор М. Л. Миль когда-то говорил, что Россия создана для вертолетной техники. Сейчас можно уверенно сказать, что наша страна идеально подходит для внедрения БАС-технологий. Есть огромные просторы для внедрения беспилотных систем. Не занятое воздушное пространство и малонаселенные территории позволять минимизировать риски внедрения новых технологий.

Мне представляется, что нужно опережающим темпом развивать пилотные проекты, зоны пилотного развертывания технологий, включая создание инфраструктуры. Это позволит не только отработать технические и нормативные решения, но и завоевать доверие бизнеса и людей».

Владимир Воронов
Директор Центра перспективных исследований компании «Кронштадт».
ПОДЕЛИТЬСЯ:
Подписка на Sky review
Отправляем анонсы уже вышедших и будущих материалов, никакого спама.
Нажимая на кнопку «Подписаться» выше, вы даете свое согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности (читать).
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ: