СТОРИТЕЛЛИНГ

А кто еe VиDеLь?

Технология-сказка VDL-4, которая так и не стала былью.
13 ИЮНЯ / 2019 / ВРЕМЯ ЧТЕНИЯ: 5 МИНУТ
Позиция АЗН-В в пустыне
Многообещающее начало
– Чем вы больше всего гордитесь?
– Понятно, что интересно делать то, что станет мировым стандартом, поэтому это – радиосвязь.
Стокгольм, 2000 год. Двое беседующих в центральном офисе известного шведского таблоида Aftonblsdet. Журналист Бо Свернстрем берет интервью у яркой, но неоднозначной личности – изобретателя, по совместительству учредителя компании GP&C Systems International Хокана Ланса.
Тогда его ответ на поставленный корреспондентом вопрос казался вполне очевидным. Ведь вот-вот линия передачи данных АЗН-В VDL-4, изобретенная Хоканом Лансом, должна была наряду с несколькими другими технологиями стать общепринятой. К несчастью для шведского кулибина, его разработка устарела, не успев выйти в свет.
Обнаружившиеся помехи
ЛПД VDL-4 была разработана в 1988 году с использованием протокола самоорганизующейся сети. Через три года в США был получен патент на эту линию передачи.
Уже тогда на рынке существовала жесткая конкуренция, которая еще больше обострилась с появлением передовой технологии 1090 ES. Плюс к этому, у VDL-4 сразу же обнаружились существенные изъяны.
Самым серьезным из них было то, что гражданские воздушные суда, оснащенные VDL-4, были просто не видны бортовым системам предупреждения столкновения. Другие технологии, такие как 1090 ES, задачу «зрения» решали, причем на достаточно высоком уровне.
Позиция АЗН-В в пустыне
Голова Хокана Ланса всегда генерировала много идей, но не все они оказались жизнеспособными. Источник - Sverigesradio.se
В целях обеспечения обоюдной осведомленности и расхождения судов необходим высокий темп обновления информации о дислокации участников воздушного пространства. VDL-4, при использовании двух сигнальных каналов, предлагал всего 2,5с для 150 бортов. К примеру, у ЛПД 1090 ES с темпом 1с было зафиксировано свыше 30 тысяч ответов/сек, что в пересчете дает 15 000 судов.
Конечно, были надежды, что со временем VDL-4 все-таки сможет эволюционировать и составить конкуренцию другим системам. Однако этого, увы, не произошло: VDL-4 не подтвердила свою техническую и технологическую состоятельность.
Не оправдавшиеся надежды
Эти технические изъяны, впрочем, не помешали обширной маркетинговой кампании GP&C Systems International совместно с шведским авиастроительным гигантом SAAB по продвижению VDL-4 по всему миру. Мощную информационную поддержку ЛПД оказывал и национальный шведский авиаоператор Swedavia, который свято верил в то, что VDL-4 станет такой же национальной гордостью скандинавской страны, как группа «АББА».
Маркетинговые усилия увенчались в краткосрочной перспективе определенными успехами. Перед агрессивной информационной кампанией не устоял ряд фирм из Германии, Австрии, Дании, Швеции, США, Монголии и России, получивших от разработчиков лицензию на использование патента ЛПД VDL-4.
Однако вскоре ИКАО вынесла по данной линии передачи сокрушительную рекомендацию. Эксперты организации признали VDL-4 применимой лишь для целей авиационного наблюдения. В обмене данными между пилотами гражданской авиации и полетно-информационном обслуживании эта ЛПД оказалась попросту неэффективной. Таким образом, компании, которые приобрели лицензию на VDL-4, получили в итоге «чемодан без ручки» — технологию, которую нельзя внедрить.
Подтверждением этого тезиса стало и совместное заявление мировых гигантов Boeing и Airbus, которые еще в начале 2000-х обратились в ИКАО с призывом к авиационным властям государств отказаться от установки бортового оборудования VDL-4 на воздушные суда. По их утверждению, ЛПД создает помехи для штатного оборудования голосовой связи ОВЧ-диапазона.
Не мог больше противиться неизбежности и шведский оператор Swedavia. Ему пришлось отказаться от проекта мечты «VDL-4=АББА» и приступить к развертыванию общенациональной мультилатерации с датчиками на основе АЗН-В 1090 ES.
Ожидаемая развязка
В то время, как с технологией VDL-4 во всем мире стало все предельно ясно, у ее отца-изобретателя Хокана Ланса и компании SAAB произошли свои разбирательства. В 2013 году разразилась судебная тяжба между бывшими партнерами.
Ланс обвинил компанию-партнера в том, что та якобы заработала на продаже лицензий VDL-4 миллиарды крон, а ему заплатила сущие гроши. По-видимому, коммерческий спор обострился на фоне повсеместного отказа компаний от VDL-4, в связи с чем актуализировался вопрос о срочном разделе ранее полученной прибыли.
Эпичный эпилог
Эмили Сабель не может нарадоваться новому музейному экспонату - VDL-4. Источник - Blogg.tekniskamuseet.se
В этой истории есть еще две примечательные детали.

Патент на изобретение VDL-4 в США Хокан Ланс получил в 1991 году. В 2012-м его срок истек, однако изобретатель не поспешил его реанимировать, по-видимому, посчитав эти действия абсолютно бесполезными.

В марте 2014 года в Швеции все же нашли применение VDL-4. Блок линии передачи обрел свое место в одном из стокгольмских музеев в качестве экспоната.
ПОДЕЛИТЬСЯ:
Подписка на Sky review
Отправляем анонсы уже вышедших и будущих материалов, никакого спама.
Нажимая на кнопку «Подписаться» выше, вы даете свое согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности (читать).
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ: